О жизни

Серия публикаций, рассказывающих о судьбе Анатолия Никитина, проживающего на берегу Депа, заставила откликнуться многих жителей города и района («ЗВ» №№ 13, 29, 39, 40, 47, 48-49, 56). Уважаемая редакция! Всего вам доброго в вашей работе! Хотел бы написать о статье Александра Соколова «В лесу жизни нет», где рассказывается о том, что Никитину нужно будет платить за землю. Это что ж делается? Такая необъятная наша Россия, ширь какая от края до края, да и Зейский район большой при населении чуть более 16-ти тыс. человек. А Никитину – платить! Где же ему, бессребренику, деньги взять? Живёт на земле, дедами да отцами отваеванной у тайги, а всё его золото – два сына, которые с ним. Конечно, есть закон, есть Устав, но не может такого быть, чтобы отобрать то, что человек обжил. Вспомнились слова нашего прославленного адмирала Фёдора Ушакова, который давал офицерам такой наказ: «Не держаться, яко слепой стены, буквы устава, ибо в уставах порядки писаны, а времён и случаев нет».

Когда судили нашего председателя Александра Соколова за незаконные порубки, никто не заглянул в архив документов Зеягэсстроя. А в архивах указаны населённые пункты, которые будут находиться в береговой кромке Зейского водохранилища.

Я жил и работал в посёлке Горном. Зейский райком предложил мою кандидатуру на должность председателя исполкома посёлка, и меня избрали. Начав работать, я столкнулся с тем, что часть посёлка строится, не придерживаясь проекта, составленного проектной организацией именно для посёлка, расположенного в береговой зоне водохранилища. Я нашёл проект нашего поселения. Оказалось, что при работе с проектами были изменены названия. Например, посёлок Дамбуки стал Береговым, Потехино – Хвойным и так далее. Если говорить о Горном, в начале строительства проектные данные ещё учитывались, остальная же застройка – стихийная. Причина в том, что, как оказалось, при максимальном уровне водохранилища подтопит посёлок Дальноречинск. И когда ПМК ещё достраивала в Горном объекты, рабочие другой организации, ЛПХ, разбирали и перевозили в Горный дома. Так появилась одна улица, потом – вторая, третья... Поэтому всё и пошло, по народному выражению, наперекосяк. ГЭС начала свою работу, а деньги на строительство проектного посёлка канули в неизвестность.

Со строительством БАМа организовался Верхнезейский лесхоз, который занял территорию спортивно-оздоровительного лагеря для детей рабочих лесной промышленности. Школу построили наспех и не по проекту посёлка. Мне пришлось решать проблемы школы, так как учеников было до 500 человек. Дома строили где попало, без учёта характера почв, в результате со временем и жилые дома, и здание школы дали трещины. Не по проекту выбрали и место для захоронения, а там, где оно должно было быть, – саженцы сосны, песчаный карьер. В общем, ни один проект не выполнен. К тому же, многое из того, что было построено, а сделано было немало, уничтожили наводнения. Поэтому, чтобы решать вопрос, надо заглянуть в архив, может, тогда и реабилитируют нашего Александра Степановича и Никитину помочь надо.

Константин Чумилин.

п. Горный.