Непростые пусковые

Это небольшое воспоминание посвящаю своей старшей сестре Галине Фроловой – одной из лучших электромонтёров центрального пульта управления (ЦПУ) Зейской ГЭС. Работала она чуть больше шести лет, но за эти годы отдала этому делу себя всю. В августе 1981 года она заболела, а через четыре месяца получила вторую группу инвалидности пожизненно. В итоге остаток жизни в основном провела в больницах. Более 12 лет её нет в живых, но человек жив, пока о нём помнят, и, как знать, может быть, кто-то, увидев эти фотографии, вспомнит мою сестру и тех, кто находится рядом. 

В период с 1975 по 1980 годы в режим эксплуатации вошли все шесть гидроагрегатов станции. Обслуживали их люди, приехавшие из самых разных концов нашей огромной страны. Многие из них имели опыт работы на гидроэлектростанциях Иркутска, Братска, Вилюйска… У нас, пятерых дежурных электромонтёров ЦПУ, такого опыта не было, но мы старались соответствовать уровню своих старших товарищей.

Сейчас на центральном пульте Зейской ГЭС чисто, тепло и уютно, да и оперативный персонал ГЭС состоит из мужчин. Не хочу никого обидеть – времена уже не те, и техника давно ушла вперёд, а в далёком 1975 году в оперативной службе было много женщин. Среди них мы – пятеро девчонок в возрасте от 20 до 23-х лет: Люба Кошкарова (Азаренко), мы с сестрой Галиной, Татьяна Захарова (Мацкевич) и Ирина Малыгина.

 

Работали мы тогда дежурными электромонтёрами ЦПУ. Бытовых условий никаких. Не было даже туалета, не говоря о воде. На пульте было очень холодно, вместо окон – стенка из ДСП. Вместо полов – бетонные плиты с торчащей повсюду арматурой. В центре помещения стоял обыкновенный стол, какие раньше были в столовых, а на нём был небольшой чёрный коммутатор связи. Из мебели – ещё несколько стульев. Напротив – сами панели управления с круглыми пустыми отверстиями для приборов. Приборы были только на панели первого генератора да на колонке синхронизации.

Думаю, что нынешний оперативный персонал не знает (а верней, ему не приходилось), как включать генератор вручную. Не при помощи ключа автоматического пуска и останова, а путём подгонки вручную, через колонку синхронизации. Да ещё включить плавно, без всяких толчков и посадки напряжения. Нам же в те годы приходилось это делать постоянно. Ведь тогда ещё не было ни автоматики, ни релейной защиты и многого другого – всё было в процессе наладки и установки.

А что такое «посадка на ноль» – наверное, сейчас многие не представляют, что такое может быть. Даже если такое случится днём – это неприятно, а чего уж говорить о ночном происшествии. Для того чтобы вновь включить генератор и чтобы было освещение, требовалось резервное питание. Оно, конечно, было – от дизель-генератора Зеягэсстроя, который находился в вагончике на другом берегу реки. Сейчас резервное питание включается автоматически, но тогда ничего подобного не было. В ту пору оперативный персонал машинного зала, в темноте освещая себе путь механическим фонариком, бегом спускался на несколько этажей вниз к щиту собственных нужд (КРУ). Там вручную вкатывали ячейку и также вручную включали автомат резервного питания. Когда появлялся свет, то опять же вручную включали генератор. И подобных эпизодов было немало.

Пишу о тех временах так подробно потому, что моя первая смена выпала как раз на пуск первого гидроагрегата. Сейчас уже неважно, кто сколько лет отработал в те непростые пусковые годы. Просто мы были первые, а значит, частичка нашего труда – вклад не только в Зейскую ГЭС, но и в наш город.

Валентина Аллилуева.

"Зейские Вести Сегодня" © Использование материалов сайта допустимо с указанием ссылки на источник