Зейские Вести Сегодня

Воин. Гидростроитель. Писатель

Ратный путь

Жил в нашем городе замечательный человек – участник Великой Отечественной войны, гидростроитель, писатель Андрей Терентьев. Родом он из города Березняки, что в Пермской области. Там же окончил и десять классов. А в 1940 году воинский эшелон увозит призывника Терентьева на службу в Уральский военный округ. Отсюда с началом войны он попадает на фронт.

Ратный путь Андрея Григорьевича был длинным и трудным. Первый свой бой он принял в августе 41-го под Даугавпилсом. У немцев было огромное превосходство в технике. И в этом бою из 730 человек батальона в живых осталось всего 62. Молодой солдат Терентьев был ранен. Попал в госпиталь г. Иваново. После госпиталя – минометчик лыжного батальона. Было очень трудно. Миномет весил больше шестидесяти килограммов. Спать приходилось урывками, на ветках, постеленных прямо на снег. Часто попадали под обстрелы немецкой артиллерии и бомбежки авиации.

Второе ранение. На этот раз лечился в госпитале Москвы (был ранен во время штыковой атаки). И вот что он говорил по этому поводу:

– За войну мне дважды приходилось участвовать в штыковых атаках. И оба раза они были неоправданными, являлись результатом головотяпства наших командиров. Первая случилась в Калининской области. Боевые действия происходили в лесистой местности, на краю оврага. По цепи передали команду: "Сосредоточиться на краю оврага для штыковой атаки!". После этого командир роты младший лейтенант Тимошенко дал приказ, и мы ринулись вниз по склону оврага. Противник встретил нас шквальным пулеметным и автоматным огнем в упор. Мало кто уцелел из наших бойцов после той штыковой атаки. Остался на дне оврага и младший лейтенант. Так же трагично могла бы для нас закончиться и вторая штыковая атака. Но на этот раз нас подстраховали пулеметчики.

…В 43-м, в разгар войны, окончил в Москве артиллерийское училище. Было присвоено звание лейтенанта. А дальше – командир батареи тяжелых минометов, командир батареи гвардейских "катюш". Воевал на Сталинградском, Центральном, Прибалтийском, Белорусском фронтах. Особенно запомнилась мясорубка Сталинградской битвы. И когда закончились бои этого грандиозного сражения, в разрушенном Сталинграде высились горы трупов. Убитыми были усыпаны сугробы вдоль дорог. А вверх по Волге потянулись бесконечные колонны пленных немцев.

Андрей Григорьевич – участник штурма и взятия Берлина. И последний залп его батареи был по фашистскому рейхстагу.

Шинель офицера снял в 46-м

Закончил войну Андрей Григорьевич на Дальнем Востоке в звании старшего лейтенанта. За свои ратные подвиги награжден орденами Красной Звезды, Александра Невского, Отечественной войны I и II степени, многочисленными медалями, в том числе "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.", и "За победу над Японией". Шинель офицера снял в 1946 году. И сразу же поступил в Свердловский горный институт, который, к сожалению, вскоре пришлось оставить – дали о себе знать фронтовые ранения и контузии: начали беспокоить головные боли, резко понизился слух. Лечился в Перми, Свердловске, Москве.

После лечения почувствовал себя лучше, но инвалидность второй группы ему была определена. В Свердловский горный институт не вернулся, но Пермский вечерний университет марксизма-ленинизма окончить удалось. Надо было определяться с работой. В те годы началось строительство Камской ГЭС, куда он и поступил работать бетонщиком. А через некоторое время уже возглавлял бригаду бетонщиков, которая работала по-стахановски.

Его Величество случай

…Стать писателем Андрей Григорьевич не мечтал никогда. Тут свою роль сыграл, как это часто бывает в жизни, Его Величество случай. Однажды к нему обратился корреспондент пермской областной газеты Григорий Меньшиков с просьбой написать статью о своей бригаде, объяснив это так: "Я бы и сам мог это сделать, но будет лучше, если об успехах своей бригады напишет бригадир".

Андрей Григорьевич долго отнекивался, говорил, что он ни разу в жизни в газеты ничего не писал и в обозримом будущем делать этого не собирается. Но Григорий все же его уговорил. Статья была написана, напечатана в газете и имела успех. Вот с этой статьи и начался новый этап в жизни Андрея Григорьевича – писательский. Вслед за этой статьей в Пермской областной газете были опубликованы еще несколько его очерков и рассказов.

Воодушевленный первыми успехами, новоиспеченный журналист едет со своими произведениями в Москву и обращается к тогдашнему редактору журнала "Октябрь" Всеволоду Кочетову. В этом журнале вместе с другими рассказами был напечатан и его скандальный очерк "Ноль целых, шесть десятых", где молодой автор рассуждал о взаимоотношениях рабочих и интеллигенции.

Очерк очень не понравился идеологическим руководителям СССР того времени, которые обвинили автора в том, что он противопоставляет рабочий класс интеллигенции. Кочетову был объявлен выговор, а двое сотрудников журнала "Октябрь" уволены.

С произведениями Андрея Григорьевича знакомится редактор журнала "Новый мир", автор знаменитой поэмы о Василии Теркине Александр Твардовский, и через некоторое время Андрей Григорьевич получает от него письмо: "Дорогой тов. Терентьев! С большим, живейшим интересом прочел ваш очерк "На Воткинской ГЭС". Главная ценность в нем – безусловное знание дела, знание людей рабочей профессии и настоящая любовь к ним. Все, что будет у вас нового, – присылайте в "Новый мир", на мое имя. Крепко жму вашу руку. А. Твардовский". Письмо датировано февралем 1964 года.

Годы, прожитые в Зее

…Андрей Григорьевич много печатается в журналах "Октябрь", "Новый мир", "Наш современник", в газетах "Советская Россия", "Комсомольская правда". Но все же основной работой в его жизни продолжает оставаться строительство ГЭС. В середине шестидесятых годов создается подразделение "Спецгидроэнергомонтаж", куда он и переходит работать слесарем. Участвовал в строительстве Камской, Воткинской, Волгоградской, Саратовской ГЭС. А в 1973 году переезжает на постоянное местожительство в город Зею, где работает слесарем-монтажником на строительстве первенца дальневосточной гидроэнергетики Зейской ГЭС.

Годы, прожитые в Зее, для Андрея Григорьевича в творческом отношении были, пожалуй, самыми продуктивными. В литературно-художественном сборнике "Приамурье мое" публикуется его повесть "Жили старик со старухой". В нескольких номерах "Амурской правды" печатается его повесть "Сын", другие рассказы и очерки.

В журнале "Дальний Восток" появились его очерки "В Зейских воротах", "Эстафета". А его очерк "Мероприятие" – о гидростроителях – был удостоен премии журнала как лучшая публикация года. В Хабаровском книжном издательстве выходит сборник рассказов Терентьева "Такая доля". В его произведениях заметна позиция человека, неравнодушного к событиям современности, ко всему, что происходит вокруг, и страстно желающего сделать нашу жизнь лучше. Часто писатель печатается в "Коммунистическом труде" – "Зейском вестнике".

С 1979 года Андрей Григорьевич – член Союза писателей СССР. Среди рекомендовавших его в Союз писателей был и Виктор Астафьев, с которым он познакомился еще в молодости на одном из семинаров журналистов в Перми и с которым долгие годы поддерживал дружеские отношения.

Я как-то спросил Андрея Григорьевича: "Что дало тебе писательство?" Немного подумав, он ответил: "В материальном плане, пожалуй, – ничего. Частые командировки по делам издательства. Отпуска без содержания. Тиражи книг в лучшем случае – 30 тысяч, а чаще – и того меньше. Одним словом – ничего. А если двумя словами – то очень мало. В моральном отношении – да, польза огромная. Писательство познакомило меня с такими замечательными людьми, как Александр Твардовский, Всеволод Кочетов, Виктор Астафьев, Борис Машук, Николай Фотьев, и многими другими".

Время летит быстро. А годы и фронтовые ранения делают свое дело. Постарел писатель. И здоровье уже не то. И пишется с каждым днем все труднее. Да и условия рынка создали немало трудностей. И все же в 2004 году, после длительных хлопот и нервотрепки, вышла в свет его повесть "В конечном счёте", которую напечатала издательская компания "РИО" (г. Благовещенск). Эта книга как бы подытоживает творческую жизнь писателя.

Но а после восьмидесяти лет болезни атакуют старого воина со всех сторон. И очень плохо было бы ему, не будь рядом с ним его жены и верной подруги Лидии Ивановны, с которой более пятидесяти лет они прошагали по жизни. Но, несмотря на плохое здоровье, он ежедневно, как и прежде, садился за свою старенькую машинку и начинал стучать по клавишам.

Умер Андрей Григорьевич 5 января 2006 года в возрасте 83-х лет. Похоронен на зейском кладбище.

Николай Сачков.

"Зейские Вести Сегодня" © Использование материалов сайта допустимо с указанием ссылки на источник