Зейские Вести Сегодня

Не мытьем, так катаньем?

Первый звонок на домашний телефон раздался поздно вечером в субботу. Вежливый молодой человек представился сотрудником службы взыскания банка "Восточного" и сообщил, что ищет некоего Иванова (фамилия изменена) Дмитрия Ивановича, который не возвращает банку кредит. Мой телефон, пояснил он, указан в базе данных в качестве контактного. Так же вежливо отвечаю, что Дмитрия Ивановича знать не знаю и клиентом банка сама не являюсь. Наивно прошу вычеркнуть номер телефона из списка. Ага...

Ни сна ни отдыха

Звонки продолжились в воскресенье (выходной день!), с маниакальной настойчивостью звонили в течение трёх первых дней следующей недели. Причём каждый раз на том конце провода были разные люди. Один из них на мою просьбу оставить меня в покое откровенно заявил: "Не оставим. Как звонили, так и будем звонить". Подразумевалось – до тех пор, пока либо я не выдам им Дмитрия Ивановича, либо сама не оплачу его кредит. Был бы телефон сотовый – внесла бы звонивших в чёрный список. Но на всю квартиру и днём, и ночью звенит домашний аппарат. Вторгаются в личное пространство семьи, нарушают законное (по Конституции, между прочим!) право людей на отдых.

 

Не знаю, на сколько хватило бы моего терпения, если бы не случай. Знакомая пожаловалась на такую же ситуацию. На её мобильный телефон банк "Восточный" (тоже представляются службой взыскания) делает по пять звонков в день с разных номеров с требованием разыскать должницу. Все входящие – с хабаровским телефонным кодом. Знакомая также никогда не была клиентом этой организации, также не имеет ничего общего с человеком, не рассчитавшимся по кредиту. Когда-то давным-давно она выступала третьим контактным лицом совершенно в другом банке. Там она добровольно указывала номер телефона, который теперь вдруг оказался в распоряжении службы взыскания "Восточного".

Как оказалось, подобных претензий к этому банку полно и в Интернете. Люди жалуются, что коллекторы не считаются ни с пожилыми людьми, ни с молодыми мамами с грудными детьми.

Теперь я знаю про его кредит

Даже навскидку видится несколько поводов прибегнуть к судебному иску. Кроме вторжения в частную жизнь, это – разглашение банковской тайны. Согласно федеральному закону № 395-I ФЗ "О банках и банковской деятельности", к сведениям, составляющим банковскую тайну, относятся не только суммы по вкладам или кредитам, но и персональные данные клиентов, а также сам факт наличия у человека кредита. Персональные данные, в свою очередь, согласно другому федеральному закону, включают и фамилию, имя, отчество.

Кроме того, разгласить персональные данные (назвать номер телефона или местонахождение должника) требовали с человека, которому звонили. Поскольку в разговоре по телефону нет возможности удостовериться, что звонивший – действительно тот, за кого себя выдаёт, а не мошенник, то подобные звонки вообще теряют всякий смысл. Но так не считают сотрудники банка "Восточного".

"Скорее всего, информация по просроченным кредитам, о которых идёт речь, уже передана банком коллекторской службе, – пояснила управляющая Зейским отделением банка "Восточного" Юлия Ситникова. – Это их работа: если не могут достучаться до должника, то беспокоят контактное лицо. В нашем отделении мы только принимаем заявки. Все решения, в том числе, о подключении к работе службы взыскания, принимаются в головном офисе. Как телефон постороннего человека мог попасть в базу контактов? Видимо, заёмщик указал его при оформлении заявки на кредит, либо какая-то цифра номера оказалась ошибочной. Но эта проблема решается просто: вам нужно либо позвонить по номеру нашей горячей линии, либо написать обращение об исключении номера телефона как контактного. Банк рассмотрит заявку, в течение десяти дней звонки прекратятся".

Хэппи энд?

Казалось бы, хэппи энд. Однако в предлагаемом решении есть одно "но". Для меня – принципиальное. И оператор "горячей линии", и форма заявки требуют указать не только номер телефона, по которому "достают", но и мои паспортные данные, включая серию и номер паспорта. Все операции забиты в компьютерной программе, и она не проведёт работу до конца, если не ввести все требуемые данные.

Получается: без моего согласия меня занесли в базу, мне бесцеремонно надоедают звонками, а теперь требуют регистрации в той же кредитной организации, "чтобы из базы удалить"? Только вот после общения со службой взыскания доверия к этому банку у меня лично нет, а потому становиться его клиентом я не собираюсь. И персональные данные им разглашать – тоже. Можно ли просто взять – и отказаться? Можно. Через суд. Хотя, судя по отзывам в Интернете, как только кто-то с уверенностью озвучивает это намерение, проблема решается мирным путём. Ни одной организации не нужны подобные прецеденты.

Всего этого можно было бы избежать, если бы контактные телефоны перепроверялись при оформлении кредита. Это логично, но почему-то в большинстве не крупных банков не принято. Вот теперь думаю – по недосмотру ли? Или данные потенциальных заёмщиков им нужны не мытьем, так катаньем?

Алиса Дотова.

"Зейские Вести Сегодня" © Использование материалов сайта допустимо с указанием ссылки на источник