Зейские Вести Сегодня

До вылета домой оставалось семь дней

При исполнении воинского долга

11 декабря в России – День памяти погибших в Чечне. В этот день в 1994 г. первые эшелоны российских войск вошли в Чечню для «восстановления конституционного порядка» на территории Республики.

День 11 декабря особо чтят ребята, у которых за спиной осталась Чечня. Кто-то пробыл там полгода, кто-то два месяца, а кого-то в первом бою ранило, и он был госпитализирован. Но все они были там, каждый из них прочувствовал на себе страх смерти и страстное желание выжить во что бы то ни стало. Скольким семьям пришлось пережить потерю близкого человека – сына, мужа, брата! И для них этот день по-особому важен.

Зейским ребятам, павшим при исполнении воинского долга, «ЗВС» посвящает цикл материалов.

 

На фото – русоволосый мальчишка лет пяти, не более, аккуратная прическа, полуулыбка и огромные грустные глаза. Будто заранее знал, что век его короток – всего-то неполных двадцать лет…

Алешка родился летом, 10 августа, когда палисадники родной Зеи благоухали разноцветьем астр, георгинов и гордых гладиолусов, в год, когда в ноябре заработает первый агрегат Зейской ГЭС. Знаменательный для Зеи год – 1975-й.

Сказать, что детство мальчишки было безоблачным, нельзя – его мама Надежда Никифоровна ушла из жизни, когда Алешке было всего четыре года. Отцу, Геннадию Владимировичу, приходилось одному содержать семью, где, кроме Алексея, подрастали старшие Сергей и Татьяна. Работал водителем лесовоза в Верхнезейском леспромхозе, а потому и дома его практически не было. Все заботы о младшем брате и сестренке легли на плечи 15-летнего Сергея.

Семья жила дружно, без зависти и злобы. Пример подавал отец, потому и ребята росли честными, добрыми и отзывчивыми.

Биография Алексея проста, как и у многих ребят того времени: сначала детский сад, потом школа. На поведение мальчишки учителя не жаловались. Он был обыкновенным, учился без «двоек», звезд с неба не хватал… Он сам стал звездой. Там, в Чечне. Так судьба уготовила.

После окончания девятого класса пошел работать автослесарем в Верхнезейский леспромхоз. Тяга к технике у мальчишки была чуть ли не с пеленок.

В декабре 1993 г. парнишку призывают на военную службу. Мечта многих парней – морская пехота. И полетели письма молодого морпеха из Владивостока: в каждом забота об отце, брате и сестренке. В июле 1994 г. в одном из писем такие строки: «…У меня все нормально, служба потихонечку идет. Вчера вернулись в дивизию с учений. До того надоели эти американцы, целый месяц были с ними на полуострове Клерк. С одной стороны, было интересно, с другой – их не понимаешь, они по-русски не знают, а мы по-английски. Сегодня до нас довели, что в августе наш батальон уходит в Кувейт на боевую службу на шесть месяцев…». За эти учения матрос Фурзиков Алексей Геннадьевич награжден почетной грамотой, как сказано в тексте, «За отличные и умелые действия на совместных учениях морской пехоты России и США». И еще был десятидневный отпуск. Новый 1995 год сержант-контрактник Фурзиков встречал в кругу семьи. Шумно и весело сидели за праздничным столом, поздравляли друг друга, желали счастья, много фотографировались. И никто тогда не знал, что это последняя встреча, последнее фото…

Перед отправкой в Чечню Алексей написал сестренке: «Ночью приехали с полигона, времени свободного нет вообще, сегодня надо пройти медкомиссию и кое-что получить на складе. Завтра утром в 6 часов самолет. Отцу пока ничего не говори, что я еду ТУДА. Передавай всем привет, летом, может, увидимся или позже, а может, и раньше. Крепко всех обнимаю. Мне не пишите. По возможности напишу оттуда. Алексей».

Не написал. Не успел. 20 июня в ночном небе Чечни сорвалась еще одна звезда – звезда русского мальчишки с грустными глазами. А 27 июня в дом Фурзиковых со страшным известием ворвалась черная птица, закрывшая крыльями солнце. В письме военного комиссара сообщалось: «Ваш сын сержант Фурзиков Алексей Геннадьевич принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской республики в составе войсковой части 31226 в период с 27 апреля по 20 июня 1995 г. Погиб при исполнении служебных обязанностей 20 июня 1995 года. Подвиг Вашего сына всегда будет ярким примером беззаветного служения нашей Родине – Российской Федерации и российскому народу…».

Алексей похоронен на зейском кладбище, его имя значится на камне, установленном в сквере Памяти. В апреле 2018 г. в парковой зоне, примыкающей к Пискаревскому мемориалу – национальной святыне и свидетелю подвига ленинградцев в годы блокады, в Аллее памяти морским пехотинцам России и десантникам Санкт-Петербурга, погибшим в локальных войнах и конфликтах, зашумело листвой именное дерево Алексея Фурзикова. Его, по приглашению Региональной общественной организации морских пехотинцев Санкт-Петербурга, посадили брат Алексея Сергей с семьей.

Из «Книги памяти»: «Фурзиков Алексей родился 10 августа 1975 года в г. Зее.

15 декабря 1993 г. был призван на Тихоокеанский флот. В Чечню направлен в конце апреля 1995 г. в составе 106-го полка морской пехоты ТОФ в должности механика-водителя зенитно-артиллерийского взвода.

20 июня 1995 г. в районе поселка Киров-Юрт сержант Фурзиков в составе боевого охранения нес службу по охране командного пункта полка. Когда стемнело, КП полка был обстрелян боевиками из стрелкового оружия. Во время завязавшегося скоротечного боя Алексей получил смертельное огнестрельное ранение, от которого скончался на месте.

В приказе № 68 по 106 полку морской пехоты ТОФ, параграф 5, после сложившихся формулировок «…сержанта Фурзикова Алексея Геннадьевича, погибшего в ходе ведения боевых действий против боевиков, исключить из списков части… Смерть связана с исполнением обязанностей военной службы…», есть и такая положенная запись: «Основание – акт опознания погибшего № 242».

Этот акт опознания стал последним.

Больше боевых потерь морская пехота ТОФ в Чечне не несла.

До вылета домой оставалось ровно семь дней».

Татьяна Тарасова.

"Зейские Вести Сегодня" © Использование материалов сайта допустимо с указанием ссылки на источник