Зейские Вести Сегодня

Зачем огород городить?

Прочитав в «ЗВС» № 153 от 26 декабря статью «Мухи и котлеты», я сразу понял, откуда ветер дует.

Два года Татьяна Абазова мутила воду среди депутатов, чтобы поймать «золотую рыбку». Наконец поймала – села в долгожданное кресло председателя городского Совета. Какие зигзаги политической кухни прошла: была в «Единой России», а когда поняла, что эта партия потеряла доверие народа, стала беспартийной. После выборов в Горсовет примкнула к фракции коммунистов, имевшей большинство в Совете, но, узрев, что с молодой коммунистической порослью каши не сваришь, кинулась к ЛДПР. И вот достигла того, чего хотела. Теперь надо сподвижника в главы протянуть (читай материал «Горячая дискуссия» в «ЗВС» № 9 от 2 февраля) или самой возглавить. Так хочется стать «королевой аглицкой». Не удивляет и то, что она пыталась отказаться от своих же слов, сказанных ещё в декабре по изменениям в Устав. Эта наглость, мне кажется, её основное качество. Как говорится в народе: «Хоть плюй в глаза – всё Божья роса».

Я был депутатом того созыва, который решал вопрос о всенародном избрании главы. В то время я высказывался за всенародные выборы главы администрации города, а председатель Совета избирался депутатами из их состава и одновременно являлся главой города, то есть нёс представительские функции. Мотивировал я это тем, что Дмитрий Булдин, бывший тогда главой администрации и главой города, вёл бесконечную борьбу с Советом. Ведь как глава он имел право подписывать (или не подписывать) документы Совета. Он ни в грош не ставил депутатов и творил в городе что хотел. Лично меня его администрация несколько раз пыталась уволить. Как-то даже подвергли приводу в милицию. По-видимому, нынешние депутаты имеют ту же проблему. Поэтому, думаю, и хочется Татьяне Владимировне стать «владычицей морскою».

Поддерживая Александру Баракову в её выводах в отношении Татьяны Абазовой, добавлю по её деятельности на станции юннатов.

До 2014 года она подвизалась на ниве ЖКХ администрации Зейского района. В этот период пошла волна оптимизации, и город тоже решил не отставать от этого движения. Карта легла на станцию юннатов. Новоиспечённым начальником отдела образования в ту пору была Ольга Бахтина (по-видимому, не случайно, ведь оптимизировать больницу тоже поставили «чужака»).

Ольга Бахтина взялась претворять идею оптимизации (ликвидации) со станции юных натуралистов. Зная, что я буду сопротивляться ликвидации СЮН (старейшего учреждения дополнительного образования в Приамурье), начальник отдела образования действует испытанным методом: одна за другой идут проверки, однако грубых финансовых нарушений нет. Тогда учредитель расторгает со мной контракт. Вот тут и всплыла фигура Татьяны Абазовой, когда-то окончившей заочно отделение географии БГПИ. Так она, в нарушение требований должностной тарификации, стала директором СЮН, что впоследствии отмечает министерство образования области.

В 1997 году, когда я пришёл на СЮН заместителем директора, мебель состояла из допотопных столов и стульев, подстать им – шкафы. Занималось около 200 человек. Доход станции был мизерным и ни о каком развитии не могло быть речи. Принимаем план развития, в котором ставим на первое место модернизацию учебно-воспитательного процесса, а так как денег по-прежнему не выделяется, то решаем всё провести за счёт доходов от опытного поля. Если в конце 90-х годов ежегодный доход был мизерный, а до 2009 года составлял порядка 30 тысяч, то с 2010 по 2013 гг. доход от платных услуг поднялся до 190 – 230 тысяч ежегодно. В 2014 году (год ликвидации) он впервые вышел на уровень 350 тыс. рублей! Это и позволило в течение трёх лет без единой копейки из бюджета обновить всю материально-техническую базу. В кабинетах появилась современная мебель, полностью обновлен методический кабинет. Кабинеты оснащены оргтехникой, мультимедиа для занятий и подготовки презентаций. В 2012 г. принимаем новый план развития, где ставим уже задачу на модернизацию опытного поля, которое за многие десятилетия перестало отвечать требованиям времени. У нас появляется трактор с прицепом, частично обновляется инвентарь, закладывается вишнёвый и жимолостевый сад, теплица под поликарбонатом, сносим старые 20-летней постройки парники и строим новые. В 2013 году, готовясь к смотру учебно-опытных участков, начинаем вырубку кустарников и мелкого подроста в междурядьях опытного поля, которые много лет не очищались от сорной растительности. Своими силами строим зелёный класс. Такой приняла станцию Татьяна Абазова.

С первого дня на СЮН Татьяна Владимировна повела себя так, как будто это её собственный огород, а педагоги её работники. Об уровне её компетентности в организации учебно-опытнического участка можно судить по следующему: пройдя по учебному полю и осмотрев дарвинскую площадку (это площадь, из которой выбран плодородный грунт, засыпана песком, и ведётся наблюдение за её зарастанием разными видами растений), она заявила: «Будем её убирать. Она же пустая».

Следующие факты говорят о ее отношении к педагогам и детям. В субботу она встречает у ворот педагога с детьми, которые пришли на закладку опытов (согласно графику) и заявляет: «Что пришли? Сегодня выходной». При том грубо оскорбляет одного из учеников. (Вопрос оскорбления решался в судебном порядке.)

Вместо уборки и санрубки в дендрарии вырубается ландшафтная часть экологического отдела с редкими и охраняемыми растениями. Доводятся до увольнения педагоги и рабочие (уволено семь из 12 членов коллектива). Естественно люди о таком произволе сигнализируют в прокуратуру, трудовую инспекцию, министерство образования. За два-три месяца она получает 12 предписаний областной инспекции труда, на неё налагаются штрафы.

В середине июля явно незаконно увольняет меня (по-видимому, мешал выполнению её цели). Районный и апелляционный суды к октябрю восстанавливают меня в должности. 1 октября выхожу на работу в должности замдиректора и вижу: начало учебного года, а расписания нет, группы не набраны, договоры с ОУ не заключены, журналов нет, списков обучаемых нет (в последние 3 года на 1 октября у нас было до 370 учащихся), программы не рецензированы. До увольнения доведена опытная педагог-организатор, другого педагога подталкивает к увольнению. Научному обществу «Адонис» отказано в существовании. Нарушения в штатном расписании. Это – оптимизация «по-абазовски». Налицо деятельность, направленная на доведение учреждения до ликвидации. И в декабре поступает приказ о ликвидации станции. В соответствии с законом, директор должен быть уволен, а на его место назначен ликвидатор. Однако в нарушение всего этим занимается Татьяна Абазова. Прокуратура на мои обращения не реагирует. Нет промежуточного баланса, до сих пор нет документации по передаче имущества станции Дому детского творчества «Ровесник». Однако по документам всё числится за «Ровесником». На самом деле под эту «сурдинку» станцию «оккупирует» ЕСпБ г. Зеи для выращивания цветов. Две ставки педагогов, переведенные в «Ровесник» для ведения занятий с детьми, уже фактически пять лет этим не занимаются, а сидят на должностях методиста и организатора. Никакие опыты и занятия на учебном поле не ведутся. В общем, под руководством Татьяны Абазовой, с молчаливого согласия отдела образования и с ведома руководства города (при попустительстве прокуратуры и Зейского ОВД) произошла незаконная, тихая передача имущества образовательной организации к необразовательной (ЕСпБ г. Зеи). Заключение же по ликвидации было сделано для проформы!

На все обращения прокуратура и Зейский ОВД отделываются отписками. До сих пор не известна судьба 158 тысяч рублей экономии фонда оплаты труда за 2014 год, а также ряда материальных ценностей, приобретённых Татьяной Владимировной на ликвидированную станцию.

Вот таким руководителем была Татьяна Абазова. Где бы она ни работала, по-моему, везде для неё главным была личная выгода.

В «ЗВС» от 20 июня приводится опрос читателей «Стоило ли закрывать «юннатку»? Все респонденты однозначно считают: «Зря закрыли». Год назад мне позвонил Александр Соболев – старейший работник лесхоза и постоянный участник городских конкурсов лесоводов, экологов и спросил: «Ты давно был на юннатке? Я был, это «кердык! Что там делается!».

Может, прокуратуре района стоит не писать отписки на наши заявления, а внимательно проанализировать все нарушения при ликвидации, как выполняется заключение о последствиях ликвидации СЮН, фактах элементарного рейдерского захвата образовательного учреждения Единой службой по благоустройству города, и дать оценку деятелям от образования и администрации. Ведь фактически экономии для города почти нет, а вот дети потеряли многое. Даже сама «рейдерша» (Татьяна Абазова) на заседании Горсовета ещё в 2016 году отмечала «в городе полностью отсутствует эколого-биологическое образование» («ЗВ» от 11.02. 2016 г.). Да и жители города, читатели «ЗВС» видят, что в последние несколько лет на страницах газеты практически не появляются материалы о конференциях, слётах юных экологов, лесоводов, опытников, экспедициях, успехах ребят на различного уровня конкурсах по экологии, сельскохозяйственному направлению и пр. А ведь пять-семь лет назад станцию и город отмечали среди лучших в области.

По поводу конкурсного отбора главы. В 2009 году проходил конкурс на замещение должности главы администрации города, в котором я принимал участие. Пришёл к выводу: комиссия заранее знает, кого надо выбрать, а конкурс – всего лишь проформа. Так что, думаю, не стоит огород городить и изменять Устав. Подойдёт время выборов, появятся кандидаты, и победит сильнейший. Надеюсь, что на пользу города.

Докумены по отдельным фактам имеются в наличии у автора, в прокуратуре, а также подавались главе города и фракции КПРФ городского Совета.

Михаил Кремнев, почётный работник образования РФ.

"Зейские Вести Сегодня" © Использование материалов сайта допустимо с указанием ссылки на источник